dmi_try (dmi_try) wrote,
dmi_try
dmi_try

Category:

Как нам декриминализовать Рейхстаг или Сновидения толкований-2

Теперь обратимся к позициям традиционно агрессивного до кровожадности обвинения. Чего добивались прокурорские ястребы в Нюрнберге при рассмотрении вопроса о преступных организациях? Слово обвинителю от Великобритании, сэру Дэвиду Максуэллу Файфу:

Употребление слова «группа» или «организация» несомненно предполагает, что то единство, о котором идет речь, может быть либо формально организовано нацистами, либо выбрано обвинением как группа, существовавшая в действительности. Эта группа была объединена инструкциями, которые она получала на столь многочисленных совещаниях, и добровольно связана передачей этих преступных приказов. По этой причине мы требуем ее осуждения.

Вот это да! Обвинитель спешит на помощь защите, первым смешивая понятия «группа» и «организация» и прямо указывая на то, что формальная структурная обособленность не имеет значения для признания организации преступной – достаточно, чтобы группа в действительности существовала и взаимодействовала в преступных целях.

            А что думает по этому поводу обвинитель от США, мистер Додд?

Доказательства с очевидностью устанавливают, что пять организаций, о которых идет речь, являются группами, или организациями, в том смысле, как мы толкуем эти слова в Уставе, т. е. каждая из них является собранием лиц, находящихся между собой в определенной связи, наличие которой можно установить в общей цели.

Но я вновь подчеркиваю здесь, перед Трибуналом, что мы не стремимся подвергнуть коллективному осуждению всех членов организаций. Мы хотим установить лишь один факт, один единственный факт, заключающийся в том, что эти организации, все вместе, укрепили в Германии полицейскую систему и совершили все упоминавшиеся здесь преступления и останутся в истории такими, как они есть, — организациями, чьи цели, намерения и действия были преступными в своей основе, организациями, которые открыто нарушали все принципы порядочности и законности, существующие в каждом цивилизованном обществе.

Ему вторит его коллега и соотечественник, мистер Тейлор:

Защита выдвинула точку зрения, заключающуюся в том, что эти военные руководители не составляют группу в том смысле, как это предусмотрено Обвинительным заключением. Я считаю, что аргументы в поддержку этого формального возражения являются несостоятельными, и я хочу на них ответить прямо и ясно.

Ряд пунктов, выдвинутых защитой, основывается на непонимании или на преднамеренно неправильном истолковании обвинений, содержащихся в Обвинительном заключении. Так, например, несколько свидетелей заявили нам, что «генеральный штаб» состоял из молодых офицеров в сравнительно небольших чинах, которые действовали в качестве помощников главнокомандующих. Таким образом, это понятие смешивается с военным, которое известно как «корпус генерального штаба», состоявший из офицеров, окончивших военную академию. В Обвинительное заключение не включены эти офицеры, и Обвинение ясно заявило об этом с самого начала. Поскольку эти или подобные им показания являются лишь выпадом против того названия, которое в Обвинительном заключении дается группе военных руководителей, — этот вопрос не имеет никакого значения.

Гм, позиция, пожалуй, даже порадикальнее британской… Может быть, дело в том, что Великобритания и США не изведали ужасов оккупации и не желают кровавой мести? Прислушаемся к словам французского обвинителя, месье Шампетье де Риба:




Следовательно, мы полагаем, что мы вскрыли одинаковую виновность всех организаций, признания которых преступными мы требуем.

Значит ли это, что мы стремимся услышать от соответствующих трибуналов самые суровые приговоры в отношении всех членов этих организаций?

Конечно, нет. Требуя от вас совершения правосудия — морального осуждения организаций, без которых национал-социализму не удалось бы совершить преступления, мы не просим от вас наказания людей без предварительного их заслушивания перед судом, — напротив, они смогут представить суду аргументы в свою защиту.

Если к тому же Устав Трибунала и предписывает во всех случаях, когда Трибунал признает преступный характер группы или организации «преступный характер ...считается доказанным и не может подвергаться оспариванию», то нигде в Уставе не сказано, что перед соответствующими судами должны предстать все члены этих групп или организаций, и мы считаем, что суду должны быть преданы лишь те из их числа, которые, зная о преступной деятельности группы или организации, добровольно в нее вступили, а следовательно, принимали личное участие в преступлениях, совершенных этими группами или организациями.

Нет, от буржуазных юристов нужной степени кровожадности не дождёшься. Но уж наш-то, советский обвинитель наверняка требовал казней на основании вывески на фасаде и записи в трудовой книжке! Товарищ Руденко, выстрел за Вами!

Устав Международного Военного Трибунала предусматривает две формы соучастия в преступных гитлеровских сообществах: ст. 6 Устава говорит об участии в преступном заговоре, а ст. ст. 9—10 — об участии в преступных организациях. Обе эти формы органически и неразрывно между собой связаны, ибо они в уголовно-правовых терминах отражают то соотношение и ту связь, которые в жизни существовали между заговором и организациями в гитлеровской Германии.

В соответствии с указаниями ст. 10 Устава трибуналы в СССР, США, Англии, Франции и 18 государствах, примкнувших к Лондонскому Соглашению, могут, конечно, осудить, но они вправе также прийти к выводу, что подсудимый вовсе не являлся членом организации или лишь формально к ней принадлежал, а на деле был от организации далек, и на этом основании вынести оправдательный приговор. Все эти и им родственные вопросы всецело были и остались в компетенции национальных судов. Эти суды ограничены лишь в одном, принципиально глубоко важном отношении: если Международный Трибунал признает организацию преступной, национальные трибуналы ни отрицать, ни даже оспаривать преступный характер такой организации не могут.

Да что ж это такое-то!? Ни один из обвинителей не требует приговора по отношению к организациям как совокупности всех членов, напротив, все говорят о том, что организация – форма соучастия, и о том, что Трибунал не решает чохом судьбы сотен тысяч, а устанавливает лишь один важный и не подлежащий в дальнейшем сомнению факт: в преступлениях нацизма повинна разветвлённая сеть организованных преступных групп, обладавших устойчивыми иерархическими связями и осуществлявших массовую скоординированную преступную деятельность.

Когда задумывалась эта статья, мне было интересно, насколько амбициозные цели декларировала защита. Увы, в материалах, которые доступны мне, выступления адвокатов отсутствуют – приводится лишь их краткое изложение, причём в явно искажённом виде и только по поводу главных нацистских преступников, а доводы, прозвучавшие в защиту организаций, не удостоились даже этого.

Что ж, перейдём к приговору. К каким выводам по вопросу обвиняемых организаций пришёл Нюрнбергский трибунал, исследовав массу доказательств, внимательно выслушав все доводы обвинения и защиты? И, заодно уж, чем руководствовался, отказывая в признании преступными трёх из шести обвинявшихся организаций?

Унифицированная для всех организаций, признанных преступными по решению Трибунала, формулировка выводов выглядела следующим образом:

Трибунал объявляет преступной в том смысле, как это определено Уставом, группу, состоящую из тех членов Х, которые занимали посты Y, или тех, которые вступали в организацию или оставались в ней, зная о том, что она использовалась для совершения действий, определяемых преступными в соответствии со статьей 6 Устава, либо тех, которые были лично замешаны как члены организации в совершении подобных преступлений. Основой для вынесения настоящего приговора является участие организации в совершении военных преступлений и преступлений против человечности, связанных с войной; поэтому эта группа, признанная преступной, не может включать лиц, которые более не занимали постов, перечисленных в предыдущем параграфе, после 1 сентября 1939 г.

Суд определил преступную организацию как группу лиц, объединяемую формальным членством в определенных органах государственного и партийного аппарата рейха,  достижением конкретных ступеней в нацистской иерархии, осознанием преступных целей, периодом деятельности с 1.09.39 по 8.05.45. Ещё раз отмечу использование терминов «группа» и «организация» в качестве полных синонимов в контексте данной части приговора, в чём нетрудно убедиться, проанализировав связь между подчёркнутыми словосочетаниями в этой типовой формуле. Заслуживает внимания и специальное указание на преюдициальный характер выводов Трибунала в отношении организаций: «объявляет преступной в том смысле, как это определено Уставом», а не в смысле признания всех членов организации преступниками. Однако нельзя не заметить и тот факт, что суд пошёл несколько дальше, чем констатация простого существования преступной организации, указав в качестве одного из достаточных критериев членства в такой организации достижение определённых ступеней в нацистской иерархии, то есть Трибунал, в какой-то мере, признал само по себе место службы основанием для привлечения к уголовной ответственности. Мотивировочная часть приговора содержит подробные аргументы в пользу выводов суда о том, почему, занимая определённые посты в гитлеровской Германии времён войны, нельзя было не участвовать в преступной деятельности.

Обосновывая отказ в признании преступными организациями СА, правительства Германии и высшего командования, Трибунал привел различные доводы(вернее, относительно правительства и командования доводы совпадают, но их значимость оценивается по-разному). Если вкратце, то СА оправдывалась, как организация не объединённая преступными целями в период, подпадающий под юрисдикцию Трибунала, а кабинет и генералитет, во-первых, были сочтены достаточно немногочисленными, чтобы рассмотреть дело каждого обвиняемого в полном объёме, без использования преюдиций, а во-вторых, что самое смешное, признавались недостаточно организованными, по крайней мере, при совершении злодейств. Для кабинета более значимым сочли первый аргумент, а для командования – второй. Думаю, такое «оправдание» стало самым суровым приговором военной машине Германии за всю её историю.

Наиболее очевидным аргументом, подтверждающим признание Нюрнбергским трибуналом ряда организаций преступными, является факт привлечения множества лиц к ответственности за членство в этих организациях. При этом, англо-саксонская система права, восприимчивая к прецедентам, более активно использовала возможности процессуальной экономии, вытекающие из преюдициального признания ряда организаций преступными. Хорошо известна серия т.н. «малых нюрнгбергских процессов», проходивших в том же Нюрнберге и рассматривавшихся американскими судами (Нюрнберг находился в американской зоне оккупации). В общих чертах эти процессы описаны в статьях Википедии (см. здесь), полные материалы на английском приведены здесь. В подавляющем большинстве случаев, участие в преступных организациях являлось частью обвинения и основанием для обвинительного приговора. Процитирую выдержку из приговора в отношении Отто Штейнбринка:

The basis of liability of members of the SS, as declared by IMT, is that after 1 September 1939 they "became or remained members of the organization with knowledge that it was being used for the commission of acts declared criminal by Article 6 of the Charter, or who were personally implicated as members of the organization in the commission of such crimes, excluding, however, those who were drafted into membership by the State in such a way as to give them no choice in the matter and who had committed no such crimes."  Steinbrinck was a member of the SS from 1933 to the time of the German collapse. There is no evidence that he was personally implicated in the commission of its crimes. It is not contended that he was drafted into membership in such a way as to give him no choice. His liability therefore must be predicated on the fact that he remained a member after 1 September 1939 with knowledge that "it was being used for the commission of acts declared criminal."

Мой перевод:

Основанием ответственности за участие в СС, согласно приговору Нюрнбергского Трибунала, является состоявшееся в период после 1.09.39 «вступление или сохранение членства в организации при условии осведомлённости о использовании для совершения преступлений, перечисленных в ст. 6 Устава, либо личной вовлечённости в их совершение, за исключением лиц, принуждённых к вступлению в организацию и не совершавших указанных преступлений лично.» Штейнбринк был членом СС с 1933 до самого падения Германии. Доказательства его личного участия в совершении преступления отсутствуют. Отсутствуют и данные об отсутствии у него выбора при вступлении в организацию. Таким образом, основанием его ответственности признаётся тот факт, что он сохранял членство в СС после 1.09.39, зная, что организация использовалась для совершения действий, признанных преступными».

Штейнбринк был приговорён к 5-ти годам. Помимо членства в СС он обвинялся также в её финансовой поддержке через неформальную организацию «Кружок друзей Гиммлера». Второе обвинение использовалось, главным образом, для доказывания его осведомлённости о целях и характере деятельности СС. Это наиболее чистый случай привлечения к ответственности за участие в нацистских организациях, который мне удалось найти(т. е. случай осуждения за одно только членство). Впрочем, я просмотрел сведения не более, чем о трёх десятках самых громких процессов над нацистскими преступниками и, очевидно, что на таких процессах подавляющее большинство подсудимых были виновны в гораздо более серьёзных преступлениях, чем членство в зловещих организациях.

Подытожу. Представляется, проведённое мною микроисследование позволяет уверенно заявить, что при подготовке Нюрнбержского процесса было выработано теоретическое понятие преступной организации. В ходе процесса руководящий состав НСДАП, гестапо (СД) и СС были признаны подпадающими под это определение. И, наконец, в судебной практике, сложившейся после процесса, члены перечисленных организаций привлекались к ответственности за участие в них. Ну, а если что-то выглядит, как утка, крякает, как утка и летает, как утка, то сами понимаете, декриминализацию Рейхстага придётся отложить.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 86 comments